Subscribe to our newsletter

OSCE/Evgeniy Maloletka

Мир – это локальный процесс Д-р Анна Матвеева

Dr. Anna Matveeva
Analysis 18 December 2018

Прошло четыре года с тех пор, как в юго-восточном регионе Донбасса разразился конфликт, который остается нерешенным. Ни одна из вовлеченных сторон не удовлетворена существующими результатами, в том числе самопровозглашенные республики «Донецкая Народная Республика или ДНР» и «Луганская Народная Республика или ЛНР», которые выступают против центрального правительства в Киеве. Давайте рассмотрим, как у них обстоят дела.

Конфликт продолжается

Во-первых, главный минус в том, что конфликт не «заморожен». Продолжаются военные действия и использование тяжелого оружия, поскольку в нарушение Минских соглашений 2 от февраля 2015 года как правительственные силы, так и отколовшиеся вооруженные группы стремятся (и иногда им это удается) улучшить свои позиции в отношении друг друга вдоль линии соприкосновения. Управление Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека регулярно отмечает, что в территориях, неподконтрольных Правительству (РКНО), отмечается больше жертв среди гражданского населения. В его последнем докладе говорится, что правительство Украины несет ответственность за 38 случаев нарушения, а вооруженные группы – за 28. «Из 47 жертв среди гражданского населения, вызванных артиллерийским обстрелом и использованием стрелкового оружия, 35 были зарегистрированы на территории, контролируемой вооруженными группировками, вероятно, в их гибели виновно правительство, а 12 были зарегистрированы на территории, контролируемой правительством, и, вероятно, вих гибели виновны вооруженные группировки». Обстрел населенных пунктов, снайперский огонь и мины остаются серьезными проблемами. Иногда насилие кажется случайным, просто чтобы оказать давление на противника, и не преследует какие-либо тактические цели.

Во-вторых, поскольку «республики» составляют около 30-40% бывших донецкого и луганского административных районов, их территориальная конфигурация не особенно благоприятна. Они потеряли большую часть территории, где в мае 2014 года был проведен непризнанный референдум, что дает им право на легитимность в глазах их опорной базы и откуда родом некоторые боевики. Эти потери болезненно ощущаются. Политические цели также не достигнуты, поскольку оппоненты Киева не были строго говоря «сепаратистами»: идея заключалась либо в том, чтобы присоединиться к России, либо перепрограммировать Украину, чтобы она приняла тех граждан, которые не поддерживали Евромайдан, а не в создании сепаратистских регионов. Однако Россия не приняла их и вряд ли это сделает. Наконец, их экономика пережила глубокий кризис, особенно после того, как в марте 2017 года Киев ввел эмбарго на экономические обмены с РКНО. В результате товары, произведенные на территории, не могли быть экспортированы на законных основаниях. С понижением зарплаты местная налоговая база уменьшилась. Инфраструктурная зависимость от остальной Украины уменьшилась, поскольку поставки электроэнергии прекратились и, следовательно, увеличились для России.

Выживание стало возможным

Положительный момент – количество жертв сократилось: по словам Специального представителя Действующего председателя Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) в Украине и Трехсторонней контактной группы Мартина Сайдика, в 2018 году число жертв среди гражданского населения значительно сократились по сравнению с аналогичным периодом 2017 года. Общее число жертв сократилось на 55%, а число погибших – на 37%. Хотя причины для возобновления войны существуют с обеих сторон, сдерживающие факторы также сильны, поскольку такая война будет дорогостоящей. Стабилизация позволила некоторым вынужденным переселенцам вернуться из других регионов Украины, и те, кто бежал как беженцы в Россию, также начали возвращаться. Оценки численности населения различны, но, возможно, до настоящего времени в РКНО проживает до 3,5 миллионов человек. Кроме того, конфликт на Донбассе – это не Сирия, где несколько действующих лиц, поддерживаемых внешними силами, бросают вызов правящему режиму со всех сторон. В Украине есть два последовательных негосударственных сепаратистских субъекта, которые преследуют достижимые политические цели и идут на переговоры.

В итоге, оценивая настоящее положение РКНО, можно утверждать, что стакан наполовину пуст или наполовину полон. Отколовшиеся территории сейчас в таком положении, когда выживаемость возможна, и риск взрыва, который был реальным в 2014 году, уже не является острым. Они прошли внутреннюю консолидацию и преодолели начальный беспорядок, создав учреждения, которые, независимо от их нелегитимности в глазах Киева, служат целям местного самоуправления. Зарождающийся процесс «государственного строительства» создал структуры, которые не обеспечивают свободу, но обеспечивают власть и позволяют развиваться. Из бывших полевых командиров сформирована новая элита, и политическая экономика радикально изменилась.

Двигаясь дальше друг от друга

Общество также меняется, поскольку в РКНО формируется новая индивидуальность, которая основана не только на культурных и исторических связях с Россией, но и на общем опыте войны и выживания на опустошенных территориях. Это не означает, что все люди поддерживают политические устремления мятежников, но имеет значение общий опыт, особенно если он отчетлив и травматичен. За последние четыре года две части Украины изменились по-разному. Информационное и лингвистическое пространство все больше отличается. Факт в том, что до 20 000 человек пересекают линию соприкосновения каждый день, хотя пересечение может быть трудным и опасным, но большинство жителей РКНО не выезжают за пределы контролируемой сепаратистами территории Донбасса. Они получают свои впечатления о современной Украинe сквозь призму забытого региона, который оказался неудачником в новом порядке. В то время как отношения с согражданами в Донбассе остаются крепкими, Киев – это другая вселенная, которую посещают немногие.

Все это говорит о том, что необходимо активизировать усилия по разрешению конфликта и необходимо привлечь к участию местных представителей. Если не учитывать сложность возникновения этого конфликта, мы не сможем его решить. Донбасс не появился из ниоткуда. У него целая история глубоко укоренившегося драматизма, собственной субъективности и наличие местных игроков, которые делают и переделывают историю региона. Преобладающая интерпретация конфликта как геополитической конкуренции не позволяет увидеть, чего хотят РКНО для себя, чего они боятся и к чему стремятся, и как они видят свое будущее.

В международном переговорном процессе с участием Специальной наблюдательной миссии ОБСЕ присутствие местных участников на переговорах в Минске является самым маргинальным. Инициативы гражданского общества, которые объединяют людей по обе стороны конфликта, являются слишком расплывчатыми по природе, чтобы влиять на политические элиты и на основную массу населения. Им удается сохранить дух единства живым, но это вряд ли приведет к существенным изменениям.

Западу нужен больший кредит доверия

Перспектива мирного соглашения не представляется жизнеспособной без существенной передачи полномочий, а цена мира, как правило, это политические уступки. Однако международное сообщество, которое формально руководит этими усилиями, не воспринимается в РКНО как честный брокер, способный отстаивать их интересы. Это объясняется тем, что западные институты и политики в большинстве своем не признавали страданий, практически не известных за пределами конфликта, которые пережили жители Донбасса в результате военных действий украинского правительства, провозглашающего защиту прав человека. Чтобы восстановить доверие, политическое руководство должно быть более откровенным в отношении ущерба, причиненного людям в РКНО на протяжении всего конфликта. Голоса людей, живущих там, должны слышать не только в России, но и на международном уровне, чтобы появилась более полная картина. Наконец, конфликты не статичны. Если они не переходят в стадию разрешения на раннем этапе, они, как правило, укореняются и возникают условия для нового статус-кво. Таким образом, время является фактором, разрушающим нынешний тупик. Эти усилия должны включать в себя более активное участие субъектов из самих РКНО.

 * Д-р Анна Матвеева является старшим научным сотрудником Королевского колледжа Лондона, а также автором недавней книги под названием «Сквозь сложное время: конфликт на юго-востоке Украины, взгляд изнутри», опубликованной Lexington Books в 2018 г.

*Прочитайте оригинальную статью здесь: Peace is a local process